Игры огня - Евгений Скулкин
море
 © Скулкин Е.С.  -  июль 2022 г.  ·   Все права защищены   ·    При копировании обязательна ссылка на источник    ·    avtor@evgskulkin.ru
Игры огня - Евгений Скулкин

                    АННОТАЦИЯ

   Это книга про дальний и ближний 
   свет человеческой судьбы.
   Свет, который — манит и —
   согревает.
   Мы мечемся между ними.
   Игры огня…

     ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

    Издательство ЛитРес, Москва, 2021 
    ISBN: 978-5-532-96871-4

    Объем: 100 стр.
    В мягкой глянцевой обложке
    Формат электронной книги: epub, fb2,
    pdfRead, mobi
    Возрастное ограничение: 18+

                                 ***

 Дальний свет похищает душу…

…ближний свет согревает в беде.

 

И у дальнего кто-то дышит,

видя свет в моем очаге…

 

Это игры, все игры огня!..

…Как беспомощны мы среди дня.

 

      Утренняя зимняя   
      дорога

Откуда-то мелодия родится…

И грусть ясна, как сумрачный рассвет…

И ранним фонарем во мне светится

воспоминанья умершего след…

 

И свежая грядущность скозь дремоту…

Судьба вершится!.. Синие снега…

Ничто не остановит поворота…

   Зажму в ладонь холодные стога…

       Ручеек

Мы, как ручьи, не выбираем русла —

о, ненавистнейшее «вспять»! —

звеним-спешим светло и грустно

в свои бездумности впадать…

 

В тоску фонарную заносит —

квартиры, лица, алтари...

И все уносит, все уносит —

какую дверь ни отвори!..

 

Несется жизнь сквозь построенья,

оставив память — не помять! —

скользим по камешкам смиренья,

летим в неведомую гладь…

 

Что было — сбыло, будет — сбудет…

Одно лишь вечно — немота…

Течем — и громом не разбудит,

а сгинем — что пузырь-вода…

 

…О, призрак радостного мига!.. —

исчезнувшие берега!..

 

и затонувшие вериги

«а для чего?.. куда? куда?..»

         ***

мудрость — кристаллики

отстоявшегося опыта

 

они отсвечивают Истину

 

неся мертвый свет

подобно звездам

        Слово


Не таите слово ваше — вече…

Оно доброе, как над домами вечер.

Все расставит ясно — изначально.

Отойдет, что мучило — случайное.

Пусть потом и пламя и содом —

не держите: опалится дом!..

И в глазницах явятся пустыни

ночи древней, первозданной стыни —

огоньки неведомо живого

в бездне непромолвленного слова…

 

Пепельною стала голова.

Все, что остальное, — не  слова.

  Между ночью 
  и вечным


Между ночью и вечным,

в торжество не вникая,

мы живем по овечьи,

вожаков выбирая.

 

И в беспамятстве буден,

в ожиданье невзгоды,

мы себя позабудем

отражением в водах.

 

И в кубышку ссыпая

помелевшую душу,

будем знать, засыпая,

что табу не нарушим.

 

Что закопано было,

то лишь ведомо Богу…

Да молитва застыла

между небом и стогом…

 

И — чернеющим перстом

меж опавшей листвы —

мы уходим в безвестье

из земной немоты…

Салют в Коломенском


      у церкви Вознесения, воздвигнутой 

      по случаю рождения Ивана Грозного

 

Полог звездный покоя

пробило

разноцветье стального

кадила!..

 

Месяц тусклым фонарем.

Бой на башне.

Церковь белым алтарем —

век пропавший…

 

…Как на радость всей Руси и терпение

в честь кровиночки еси — Вознесению…

 

Как боярские плясали плечи

в ожидании кровавой сечи!.. 

Как гуляла голытьба в буераках,

все восстанья потопив в в пьяных драках!.. 

И в салюте смоленого древа

приседали и церковь,

                и небо!..

 

…Во все небо

пламя над нами —

над крестами

и топорами… 

 

В красных

                всполохах —

полоумный —

припадаю к твердыне

угрюмой… 

Кровь греховная,

хмель-водица!

мне напиться тебя —

не напиться...

Подзаборной травинкой,

тайком

меж блевотой и сапогом

к уходящему небу тянусь

под покровом «черных марусь»… 

 

Заточенный

в ветхой галере —

завываю:

                «Спасите!»

на берег… —

 

зыбкий берег тоски —

чтобы жити

                душе — свети…

телу — сыти…

 

…Но вздымая

                огни

за огнями,

в исторической

                тонем

раме…

………

…И как свет —

                как надежда

свыше —

…что не прокляли…

что услышат…

Мертвый дуб


Листья задуло ветром,

одурь свечи…

Тысячелетним склепом

дуб —

         кричи, не кричи…

 

Гулко, страшно во мраке

стылых колец…

На неведомых знаках

где венец, где свинец… —

 

Войны, судьбы, хоругви,

плач, ночей палаши —

здесь писались на круги

в первозданной тиши…

 

Эхом,

Фениксом-птицей —

бьется время в кругах…

только — не возродиться —

не вещественен прах…

 

Кто ты, милый фотограф?.. —

все поймать-не забыть —

тянешь жизни автограф —

обветшалую нить…

 

Только верфи заката,

огнь просторов ночных

плыли так же куда-то —

время таяло в них…

 

  …поле… варваров топот…

Русь… да башенный бой… —

 

…мои волосы треплет

ветр — горящий — сквозной…

О золотом и темном


Колыхается народ,

в горизонты уходя,

правду кровную несет

про царя и про себя.

 

Прячет тело депутат

да вельможный  казнокрад,

нынче званья не в почете —

с боем кресла в самолете…

 

...Так и живы на Руси

под двуликим нашим гербом:

внешне — золотом по нервам,

внутри — Боже мя спаси!

 

В ожидаемый момент

разлетятся враз плотины,

И поток снесет ответ,

и вопрос, и всех — в помины…

 

В неизвестной глубине

что-то матово засветит —

то ли радужная весть,

то ли темные наветы…

 

…тени птицы  Гамаюн,

мчащей тройки, сказы притчи —

все смешалося и свищет

в темном поле в полнолунь…

 

Загляни в себя, дружок,

посмотри, насколько ясен

путь в тебе…

                     И будь ужасен,

если на пути вражок.

 

Только в том другом — иной

путь — светлей, яснее дали…


Тот, кто пишет на скрижалях —

не примирит вас собой…

……

 

...Нет ответа… Злость и немощь.

Тишина. Сияет небо.

 

...Только хочется мне хлеба

и еще немного зрелищ…

Антивоенная демонстрация


…И вновь со скрипом ржавый круг

сдвигает силы группировок… —

Смотрю рассеянно вокруг

на лозунги татуировок…

 

Бессмертен демонстрантов ряд.

Идут «Тамары», «Вани», «Васи»…

Послевоенные горят

года рождений на запястьях.

 

На чердаках или в «Крестах» —

годком не вышли — не погибли, —

в бредовой думе об отцах,

романтики втыкали иглы…

 

Не ради стеба на гроши

иль крутость показать в зевоте —

а сжечь, изжечь клеймо с души,

войной зачерненной на взлете…

 

И в этой яростной тоске

кидала завируха-фея —

на узкий  нож в слепом броске,

в глухой запой до посиненья…

 

Кто повезучей, вверх пошел,

другой до крышки по уклонной…

Но им двоим нехорошо

прозрачной полночью бессонной…

 

   Им не добрать и не понять…

И днем,

             и ночью протестуют:

«Нет в жизни счастья», «…таку мать»

и — «Не забуду мать родную».

Урок грамматики


Судьи в пустом клозете,

дети детского дома,

с чем вы пришли? — ответьте…

И не забудьте: корова

пишется через «о».

 

«В небо повесьте качели,

в беглое небо — качели!..

Где-то звенят свирели…

там — высоко..?»

 

…Строем под звездным небом…

Смутно о жизни иной…

Сердце в казенке согрето

романтикой и тоской…

 

Что упустил — не укором…

Сжат окровавленный рот…

…То, что за длинным забором —

ждет свой неблизкий черед…

 

…С работы придешь устало,

мир, как неведомый гном:

только в окне светало —

                снова темно…

Блещут в экран кинозвезды.

что же ты смотришь в окно?..

СлЕпая эта корова,

невыразимое «о»…

     Бессмертие


Когда холодным деревом замру,

и кровь уходит к тайне причащаться —

не ведаю и не умру —

и саблей сбитый на корню,

останусь поплавком качаться.

 

И схлынет кровь, холодная смола,

в подземные котлы Фортуны.

Но в тайну посвященная душа,

не ведая и не дыша,

не разлетится на фотоны.

 

Но, как туман, развеет омут-душу,

когда позывы крови я нарушу…

 

…Так на заре, в беспамятстве своем,

летит звезда

и водится пером…

        Статуя


Ты прекрасна холодной водой —

зыбкой формой остывшей —

породившей тебя красотой

и забывшей…

 

Что бездонно глядишь на людей?..

Ждешь какого признанья?

На изгибах твоей Лорелеи

стенанья, стенанья…

 

И ослепну в тебе

в ожиданьи последнего чуда…

И занежат на дне

магнитичные щупальцы спрута…

 

И жужжащей гурьбой

дни промчатся по мне — не задавят.

С онемевшей душой

у пустого порога оставят…

 

…О, прекрасен изгиб!..

Я дотронусь рукой и отпряну…

Знаю тайный твой крик,

И твою опустевшую рану…

   

     Конец ознакомительного фрагмента
     книги.

           ОГЛАВЛЕНИЕ

 

«Дальний свет похищает душу…»

Утренняя зимняя дорога

Ручеек

«мудрость — кристаллики…»

Слово

Между ночью и вечным

Салют в коломенском

Мертвый дуб

О золотом и темном

Антивоенная демонстрация

Урок грамматики

Бессмертие

Статуя

Ночь

   «Закатами, как шпорами, звеня…»

   «Звонил телефон среди ночи…»

   «Переступи обиду — не потуши…»

   «В омуте улиц, смерче домов…»

Черная луна (поэма отражений)

   Отражение синее

   Отражение красное

   «Мой город в пожаре!..»

    «В граните плещется луна…»

    «И я увидел: не было начал…»

«синее переходит в черное…»

Terra incognita

В пути

На веселом огне…

Птица феникс, зла -любовь

Монолог статуи Афродиты

«Девочка шептала: «отпусти…»

Круговорот

   «Прозрачны в небе ручейки…»

   «Листья падают-это паузы

   просторечья»

   «Легко ломая рамки быта…»

«Акварели — не посмели...»

Градации

Гостья

Сюжет

Песенка юного романтика про лошадей

В Коломенском

Начало

«Ты не плачь, малыш, - листья падают...»

«Будь счастлива, милая Анька…»

Однажды

Миг нездешней тоски

«Доживала бабушка…»

Мгновения

    Радость пробужденья девичьей души…»

   «Печальная свежесть заката…»

   «Тополиный пух, тополиный…»

   «И я проснулся: звезды лили…»

«Мне сорок едва ли...»

«ты плюхаешься в зеркало озера…»

Свет и тени
   Нептун

   Приметы

«Скрытый мир, как полог ночи...»

Элегия

Пилигрим

«Родина не может быть заплевана...»

Роман в стихах

   «Несчастен тот, кто видит бурю…»

   «Обожжешь ты адом простоты души...»

   «Я сегодня стихов не пишу…»

   «Троллейбус наплывал…»

   «Как к земле, припадаю к тебе…»

   «Синий туман покрывается черным…»

   «Пылинкой светлою стиха…»

Первый эшелон (поэма)

   «Люди, голуби, машины…»

   «В наши дворы мы глазастой травою 

   врастали…»

   «Вечер спускался, играя огнями 

   неона…»

Притяжение